Профсоюз работников РАН

ОРГАНИЗАЦОННАЯ КОМИССИЯ

ЦЕНТРАЛЬНОГО СОВЕТА ПРОФСОЮЗА
Главная О комиссии Постановления Журнал регистрации Отчёты План работы Контакты
Начиная с 2017 года, на сайте Организационной комиссии публикуются ежегодные отчёты комиссий профсоюза, профсоюзных организаций, Контрольно-ревизионной комиссии и наградного отдела.

Отчет о работе Центрального Совета профсоюза в 2018г.

 

1. Основные направления работы.

1.1. Недопущение массовых сокращений.
В начале 2018 г. угроза массовых реальных сокращений (когда людей будут выбрасывать на улицу или переводить нормально работающих сотрудников на неполный рабочий день с сокращением зарплаты) казалась реальной из-за необходимости выполнения Указа Президента Российской Федерации от 07.05.2012 № 597. Благодаря эффективной работе ФАНО России и активности Профсоюза в 2017 г. удалось добиться получения на 2018 г. крупной суммы дополнительных средств (около 24 млрд.) на выполнение этого Указа Президента. Это качественно улучшило ситуацию, однако было ясно, что средств, все равно, не хватает. Ситуация ухудшалась в связи с прогнозируемым уменьшением поступлений внебюджетного финансирования в институты в 2018 г. по сравнению с 2017 г. Очевидной была острая проблема выполнения Указа в первом и втором кварталах 2018 г., связанная с тем, что внебюджетные средства в институты поступают в основном в 3 и 4 кварталах. Сильно разнился уровень обеспеченности средствами институтов. Было очевидно, что не все институты смогут выполнить Указ Президента, какие меры бы они не предприняли.  Однако ряд разумных действий руководства ФАНО России (разрешение использовать остатки средств 17 года в январе 18-го, увеличение уровня финансирования гос.заданий на 1-ый и 2-ой кварталы, использование всех возможных ресурсов и вброс дополнительных средств в конце 2018 г., требование выполнения Указа по региону, а не по каждому институту) и достаточно мягкая позиция по отношению к директорам институтов позволили существенно смягчить ситуацию. Очень важным моментом было то, что совместными действиями ФАНО России и профсоюза удалось добиться фактического учета средств РФФИ при выполнении Указа Президента. В результате «реальных» массовых сокращений удалось избежать. Относительно массовым был перевод научных сотрудников на неполный рабочий день, как минимум, при сохранении, а в большинстве случаев и при увеличении (во многих случаях - существенном) зарплаты. Эта мера коснулась, по нашей оценке, примерно 6-8 тысяч человек из примерно 42 тысяч.  В начале года были опасения, что «реальные» увольнения все-таки начались. Однако анализ обращений в Профсоюз и ситуации в институтах, показали, что в нескольких институтах начались мероприятия по более жесткой (но в общем-то разумной) оценке работы научных сотрудников.   Масштабы этой деятельности, по имеющейся у нас информации, были минимальны. Необходимо отметить, что переход после административных реформ 2010-2013 годов академических организаций в статус федеральных бюджетных учреждений в принципе может приводить к тому, что, сохраняя  занятость, сотрудники время от времени будут находиться на неполном рабочем дне.
Все вышесказанное позволяет утверждать, что задачу недопущения массовых сокращений в2018 г. Профсоюзу удалось решить. Это потребовало достаточно напряженной работы как аппарата, региональных организаций, производственной и других комиссий профсоюза. Необходимо было все время контролировать ситуацию и смягчать острые ситуации, которые все время возникали. Но Профсоюз и его организации с этим справились.
К сожалению, ситуация в 2019 г. скорее всего не улучшится, а ухудшится. Финансирование гос.заданий и источников внебюджетных поступлений по имеющейся информации увеличивается незначительно. Продолжать работать институтам в режиме использования всех имеющихся средств на выполнение Указа Президента № 597 в течении длительного времени и без внятных перспектив на изменение ситуации сложно. Плюс к вышесказанному - планируемый переход Министерства науки и высшего образования Российской Федерации от требования выполнения Указа по средней по региону к выполнению в каждой организации качественно осложняет ситуацию. 
Принципиальное исправление ситуации возможно только при качественном увеличении финансирования науки, в первую очередь – финансирования  гос.заданий.
1.2. Обеспечение достойных зарплат.
С решением этой задачи ситуация в 2018 г. сложилась сложная и неоднозначная. С одной стороны, средняя зарплата у научных сотрудников в институтах в 2018 г. действительно существенно выросла, хотя на самом деле она была несколько ниже, чем показывала официальная статистика. Попробуем оценить ее реальный размер. Число научных сотрудников за 2018 г. в институтах подведомственных ФАНО России по данным Росстата уменьшилось с 44 тысяч человек до 41 тысячи. Будем считать, что это уменьшение на 100% обусловлено только «фиктивным» переводом на неполный рабочий день, т.е. переводами нормально работающих людей для выполнения Указа Президента РФ. На самом деле это не так. В ряде случаев на неполный рабочий день переводились люди работающие, мягко говоря, не в полную силу. В ряде институтов проводилась «чистка», о которой говорилось выше.  Таким образом, считаем, несмотря на данные Росстата, что в институтах было 44 тысячи нормально работающих научных сотрудников. Добавим к ним еще примерно 2 тысячи, учитывая «исчезновение» примерно 1000 завлабов (их, скорее всего, перевели в научные сотрудники)  и переведенных на неполный рабочий день в 2017 г. Итого получаем, что в институтах реально на полный рабочий день работало 46 тысяч научных сотрудников. По данным Росстата средняя зарплата научного сотрудника из расчета 42 тысяч человек составила 93 тысячи рублей в месяц в 2018г. Учитывая, что реально работающих полный рабочий день было 46 тысяч человек, получаем реальную среднюю зарплату научного сотрудника в 2018 г. примерно 85 тысяч рублей. Отметим, что эта цифра, скорее всего, оценка снизу, так как при расчете реального числа сотрудников мы считали, что уменьшение числа ставок в 2017 и 2018 г. во всех случаях носило чисто фиктивный характер. Кроме того, эта цифра не учитывает средств, получаемых научными сотрудниками из грантов РФФИ. Оценка показывает, что учет средств РФФИ может добавить к средней зарплате еще 9-10 тысяч рублей в месяц. Все вышесказанное означает, что Указ Президента № 597 в основном выполнен все-таки за счет увеличения финансирования, а не за счет перевода на неполный рабочий день.
Реальное и существенное увеличение зарплат научных сотрудников в 2018 г. безусловно,  положительный момент.  Однако при этом образовался целый ряд острых зарплатных дисбалансов, которые могут привести к серьезным негативным последствиям.

  1. Региональный дисбаланс. В 2018 г. средняя зарплата научных сотрудников в разных регионах различалась в разы. Например, от 125 тысяч рублей  в Москве до 40 тысяч рублей в Ингушетии. Это было следствием необходимости выполнения Указа Президента № 597 в условиях явного дефицита необходимых для этого средств. Дополнительные средства на выполнение гос. заданий направлялись  в первую очередь на то, чтобы в регионах зарплата приблизилась к двойной по региону. Соответственно они шли в основном в регионы с большой средней зарплатой. Так как их и на это не хватало в полном объеме, то как-то сгладить образующиеся региональные дисбалансы было невозможно. Правда при этом и в «депрессивных» регионах зарплата научных сотрудников была близка к двойной по региону, что обеспечивала конкурентоспособность институтов в конкретном регионе, по крайней мере, в части научных сотрудников. Но эта ситуация вызывает напряженность в коллективах в регионах. Научным сотрудникам сложно понять, почему ученый в институте  в первой категории в Новосибирске или Нижнем Новгороде должен получать в два раза меньше чем ученый в Москве или Питере. Ситуация усугублялась тем, что многими гос. задание не воспринималось и не воспринимается как грант. У многих к нему сложилось отношение как к некоей «халяве». Действительно, статус гос.заданий был не очень ясен, до 2018 г. отчетности за их выполнение практически не было. Сейчас становится ясно, что по гос.заданиям отчитываться надо,  и серьезно, но напряженность в коллективах по этому вопросу все равно остается. Кроме того, региональный дисбаланс может приводить к оттоку ученых из этих «депрессивных» регионов в регионы с высокой средней зарплатой.
  2.  Дисбаланс в зарплате научных и других категории сотрудников.  В  2018 г. в  институтах образовался дисбаланс между зарплатами научных и ненаучных сотрудников. Зарплаты научных росли, а ненаучных практически не менялись. Особенно острой она стала в регионах с высокой средней зарплатой и соответственно с высокой зарплатой научных сотрудников. Так, в Москве в одном из институтов средняя зарплата научных сотрудников  в 2018 г. была 120 тыс.руб, а ненаучных – 30 тыс.руб. Это опять же результат выполнения Указа Президента при дефиците средств. Все деньги направляются на увеличение зарплаты научных сотрудников. В результате  ухудшается  внутренний климат в институтах и возникает опасность массового ухода ненаучных сотрудников (в первую очередь высококвалифицированных).
  3.  Дисбаланс в зарплатах научных сотрудников. В 2018 г. нормой становится то, что в одном институте зарплата м.н.с в одном отделе может в три–пять раз превышать зарплату г.н.с. в другом отделе. Дошла до абсурда ситуация с соотношением размеров окладов и стимулирующих выплат. В институтах с высокими уровнями зарплаты она может достигать уже соотношения 1 к 10 и даже больше. Эта ситуация складывалась на самом деле давно. К ней приводило получение крупных грантов, контрактов и хоз.договоров. Однако поступление в 2018 г. дополнительных средств на выполнение Указа Президента сделало такое положение качественно более массовым.  В ряде институтов такая ситуация становится обычной.

Таким образом, можно констатировать определенные положительные сдвиги в вопросе об обеспечении достойной зарплаты. Однако указанные выше негативные моменты существенно снижают полученные в 2018 г. плюсы. 
Решить ситуации с дисбалансами между ненаучными и научными сотрудниками и регионами можно только путем увеличения финансирования, в первую очередь, финансирования гос.заданий.  Все попытки Профсоюза (включая попытку проведения массовой акции протеста) особого результата не дали. На самом деле сложно было на это рассчитывать в 2018 г. Однако и активность первичек была, мягко говоря, невысокой.
Сложнее с дисбалансами в зарплатах научных сотрудников. Не очень ясно, насколько были успешными попытки в институтах добиться более-менее разумного распределения стимулирующих выплат между ними. Более того,  не ясно, что такое в нынешней ситуации справедливое распределение этих выплат. Профсоюзу в 2019 г. надо попытаться выработать свою позицию по этому крайне сложному вопросу. Ситуация же с соотношением окладов и стимулирующих выплат, по-видимому, требует серьезной корректировки нынешней системы трудовых отношений. 
1.3. Нормальные условия труда.
К сожалению, увеличение финансирования в 2018 г. не улучшило ситуацию с условиями труда в институтах. Подавляющее большинство институтов все ресурсы (включая во многих случаях и внебюджетные) использовало для выполнения Указа № 597. Поэтому средств на собственно работу и создание нормальных условий труда в большинстве институтов катастрофически не хватало. Изменить эту ситуацию можно только за счет увеличения финансирования институтов. В прошлом году добиться необходимого увеличения финансирования не удалось, несмотря на соответствующие заявления Профсоюза. В результате,  скорее всего никаких особых улучшений в условиях труда в 2019 г. не произойдет из-за отсутствия средств. Ситуация по этому вопросу начинает стабилизироваться на плохом уровне.
1.4. Отчеты по гос. заданиям.
Проблема отчетов по гос.заданиям и возможным последствиям (очень серьезным – прекращение финансирования той или иной темы и соответственно увольнение людей) возникла в прошлом году. На самом деле отчитываться по гос.заданиям и проверять эти отчеты, безусловно, надо. Безусловно, если та или иная лаборатория не работает, скорее всего, действительно надо принимать жесткие решения. Вопрос в правильной оценке. Сейчас она носит двойной характер. С одной стороны, в 2018 г. оценку по существу отчетов  ведет РАН на основе экспертных заключений. С другой стороны, ФАНО России и Минобрнауки оценивают выполнение гос. заданий по числу публикаций. В принципе, и то, и другое, возможно, и не вызывало бы возражений в случае правильной организации этого процесса. В 2018 г. это было не так (первый блин комом) и Профсоюзу приходилось занимать активную позицию.
Дело в том, что в прошлом году при подготовке отчетов по гос.заданиям за 2017 г. сотрудники не знали, что они будут подвергаться тщательной проверке с очень серьезными последствиями. Многие отчеты были подготовлены, мягко говоря, небрежно. Связано это во многом с тем, что после 2013 г, никто эти отчеты не смотрел.  Даже было неясно,  должен ли их кто-то анализировать по существу. Профсоюз обратился к РАН с просьбой учесть это и сделать 2018 г, как бы пробным. Так, похоже, и произошло.
С оценкой по числу публикаций в 2018 г. то же было не все просто. Дело в том, что ФАНО России качественно изменило требуемое число публикаций, требуемых как отчет гос.задания в апреле 2018 г. (оно было увеличено в соответствии с увеличением финансирования). Совместными действиями РАН и Профсоюза ситуацию удалось смягчить и, насколько нам известно, жестких санкций со стороны ФАНО России не было.
В 2018 г. эти проблемы Профсоюзу удалось расшить. Ситуация с отчетами для РАН, наверное, приходит в норму – отношение стало серьезным и отсев, наверное, будет, по существу. Однако мониторинг ситуации необходим и сейчас.
Что касается числа публикаций, то в этом году снова произошли изменения в требованиях. Нужна корректировка, Профсоюз активно этим вопросом занимается.
1.5. Финансирование науки  2019 г.
На 2019г. по финансированию было поставлено две задачи:

- минимум: не допустить уменьшение финансирования гос. заданий по сравнению с 2018г.
- добиться существенного увеличения финансирования фундаментальной науки и гос.заданий, в первую очередь для ликвидации дисбалансов, отмеченных выше.
Первую задачу удалось выполнить – финансирование гос.заданий было не только сохранено, но даже несколько увеличено с 79 млрд.руб. до 83 млрд.руб. (+ дополнительно в первом квартале 2019 г. выделено 5.2 млрд.руб.).
Со второй задачей намного сложнее. Финансирование фундаментальной науки в 2019 г. выросло с 153 млрд.руб. в 2018 г. до 179 млрд.руб. в 2019 г., но в основном за счет реализации различных мероприятий нацпроекта «Наука» - таких как строительство и оснащение установок мегасайнс, формирование молодежных лабораторий, НОЦов, поддержка флота и т.д.  В основном это нужные для российской науки вложения, но к работе подавляющего большинства институтов и ликвидации указанных выше дисбалансов они отношения не имеют (за исключением, пожалуй, выделения 4 млрд. для закупки приборов – эти средства несколько улучшат ситуацию с нормальными  условиями  труда). В принципе сложно было добиться чего-то другого при ранее выполненном существенном увеличении финансирования гос.заданий в 2018 г, и выделению средств в 2019  г. целевым образом на указанные выше мероприятия. Плюс – свое сказала низкая активность первичек, слабо поддерживающих требования ЦС профсоюза о необходимости ликвидации указанных выше дисбалансов. Нам предстоит большая работа в этом году по этому, самому важному для нас направлению. Без активных действий большого числа членов нашего профсоюза решить ее будет невозможно.
Отдельной  проблемой стало более рациональное распределение так называемых дополнительных денег между институтами. Решение о правилах распределения этих денег на 2019-21 годы готовилось в спешке.  Профсоюз дал предложения по их корректировке. К сожалению, пока ситуацию изменить не удалось. Это во многом связано с тем, что РАН согласовала эти правила и отзывать свое согласование пока не собирается. Кроме того, учитывая, что региональный дисбаланс убрать невозможно (для этого при том же уровне финансирования требуется корректировка или отмена Указа № 597),  предлагаемые поправки мало что изменят.
1.6. Трудовые отношения в науке.
Вопрос о необходимости качественной корректировке трудовых отношений в науке  выходит на первый план нашей работы. Переход от сметного к фактически грантовому финансированию, огромная разница в размере гос.задания, выделяемого институтам, отсутствие централизованно утвержденных аттестационных характеристик, примерных моделей эффективных контрактов и т.д. привели к хаосу в современных трудовых отношениях в институтах. До организации нового министерства науки вообще не было ясно,  кто будет заниматься регулированием этих вопросов. Сейчас, похоже, что это прерогатива уже нового Минобрнауки России. Однако ликвидация старого министерства образования и науки и ФАНО России  привела к остановке работы по многим направлениям, в том числе – по  новому Закону о науке и  профстандартам для ученых. В прошлом году новое министерство в основном  решало свои организационные вопросы и расшивало проблемы, требующие срочного решения. Профсоюз в конце прошлого  года обратился к Министру М.М. Котюкову с предложением начать  работу по регулированию трудовых отношений в науке. Ответа пока нет. Будем снова ставить этот вопрос перед ним, а в случае необходимости и выше.
В заключении пункта 1 отмечу, что в решении  всех этих вопросах этого пункта основную роль играли производственная, аналитическая, информационная комиссии, аппарат Центрального Совета и комиссии  «по нормативной базе трудовых отношений» и «по работе с руководством Российской академии наук, Федеральным Собранием, Правительством Российской Федерации и общественными организациями».

2. Организационные вопросы.

В 2018 г. были проведены два исключительно важных организационных действия – подготовка и принятие нового Устава профсоюза и подготовка нового Межотраслевого соглашения. Кроме того, с 2018 г. наш Профсоюз стал работать в несколько новых условиях. Помимо двух профсоюзов, с которыми мы работали с 2014 г. вместе (медиков и аграриев),  мы начинаем работать и с профсоюзом образования и науки. Для первых двух профсоюзов институты РАМН и РАСХН были всегда небольшой частью и некоей периферией.  ВУЗЫ для профсоюза образования и науки – это вполне полноценная и большая часть. Кроме того, часть наших первичек до сих пор имеет двойное членство – у нас и в профсоюзе работников образования и науки. Это так же повышает  необходимость ведения грамотной  организационной работы в нашем Профсоюзе. Поэтому организационная работа в 2018 г. выделена в отдельный пункт в данном отчете.
2.1. Межотраслевое соглашение (МОС)
Проект МОС было подготовлено в течении 2018 г. в основном силами аппарата и нескольких членов комиссии по отраслевому соглашению.  К сожалению активность региональных и первичных организаций в его подготовке  была практически нулевой. По-видимому, в следующей раз подготовка нового МОС должно вестись и «пиариться» (в хорошем смысле этого) качественно на другом уровне. То же самое относится и к подведению итогов его выполнения. В конце 2018 г. проект МОС был передан в Министерство. Сейчас идет процесс формирования совместной комиссии  (к участию в ней помимо нас, медиков и аграриев приглашен профсоюз работников образования и науки). Надеемся, что в мае начнется работа по формированию самого МОС.
2.2. Коллективные договора.
В 2018 г. силами аппарата Профсоюза был проведен анализ 35 кол.договоров наших институтов. Были подготовлены рекомендации по ведению коллективных переговоров. В ряде случаев работники аппарата  давали также рекомендации при подготовке конкретных кол.договоров. К сожалению, создается впечатление, что эта работа ведется в основном силами аппарата Профсоюза без особой активности региональных организаций. В то же время анализ показывает, что кол.договора,  заключаемые в наших институтах во многих случаях недостаточно высокого качества. Работа по улучшению кол.договоров должна быть активизирована и, наверное, существенно шире освещаться в наших информационных системах.
2.3. Новый Устав профсоюза.
После долгой и напряженной работы Уставной комиссией был подготовлен проект нового Устава нашего профсоюза. Большая организационная работа была проведена по подготовке к его принятию и проведению внеочередного Съезда. В результате Съезд прошел организовано, устав был принят. К сожалению, текст Устава не был детально выверен с юристами. Поэтому  после принятия надо было устранять целый ряд шероховатостей, которые могли быть препятствием к его регистрации в Министерстве Юстиции Российской Федерации. В настоящий момент эти технические детали приведены в порядок, и новый Устав нашего профсоюза зарегистрирован. Это результат большой работы проведенной Уставной комиссией, работниками аппарата Профсоюза и региональными организациями. 
2.4. Ситуация в организациях.
Помимо обычных проблем в наших первичных и региональных организациях (конфликты с работодателем, кадровые проблемы и т.д.) в 2018 г. возникли организационные проблемы в наших региональных научных центрах. Эти проблемы связаны с образованием федеральных научных центров. Их образование ломает нашу привычную структуру региональных организаций. Во многих случаях проблемы удается решить без серьезных потрясений, однако есть примеры (Мурманская региональная организация) где эти процессы привели к фактическому развалу региональной организации и, наверное, к образованию новой структуры. Кроме того, нам пока не удалось оптимальную структуру (или несколько типов структур) наших профсоюзных организаций в региональных научных центрах в новых условиях.
В 2018 г. велась обычная работа по улучшению работы в первичных и региональных организациях нашего Профсоюза. Удалось качественно улучшить ситуацию в Красноярском научном центре, улучшилась работа в Иркутском научном центре, активизировались наши коллеги на Камчатке. Однако проблемных организаций еще много – это и Апатиты (Мурманская обл.), и Якутск, и Элиста.
Велась работа по вовлечению в наш Профсоюз новых первичных организаций. Похоже, в 2018 г. наиболее активно этот процесс шел в Московской региональной организации. В  Москве продолжается вступление в наш Профсоюз первичных организаций аграриев, на подходе первый переход к нам в Профсоюз медиков, одной академической первички, состоящей сейчас в профсоюзе работников Мин.атома.

3. Работа комиссий  по отдельным направлениям.

Работа ряда комиссий нашего профсоюза показана в 1 и 2 параграфе данного отчета. Однако ряд комиссий был сосредоточен на решении задач, не входящих в указанные выше разделы отчета. Этот параграф посвящен работе этих комиссий.
3.1. Жилищная и социальная комиссии.
После перевода медицины на одноканальное финансирование по ОМС  наша социальная сфера сильно уменьшилась. Однако практически все детские сады удалось в 2018 г. сохранить.
Продолжалось распределение бесплатных путевок в санатории. В 2017 г. было много нареканий на их распределение. Профсоюз  занялся этим вопросом и в информационном плане – информируя организации о том, куда и как надо подавать заявки. Обращались и в ФАНО России, принимали целый ряд других действий. Вроде замечаний по порядку распределения стало в 2018 г. существенно меньше.
Существенно активизировалась спортивная жизнь. В 2018г. были проведены 3 академиады – по равнинным, горным лыжам и волейболу.
В 2019 г. работы у социальной комиссии, похоже, прибавится: надо работать по наградам МОН, может усложниться работа с путевками, повторится атака на наши детские сады.
Жилищная комиссия работала по следующим направлениям:
- жилищные сертификаты.
Велась большая информационная работа по разъяснению правил подачи заявок на сертификаты – как непосредственно с людьми, так и путем проведения семинаров. Во многом организационная работа по распределению сертификатов как в ФАНО России, так и теперь в МОН велась нашей жилищной комиссией. Благодаря этому фактически сохраняется контроль профсоюза за распределением жилищных сертификатов. Можно считать это направление работы отлаженным.
- служебное жилье.
В течении всего года велся контроль за состоянием дел со строящимися объектами и велась работа по решению проблем с их вводом. К сожалению, не удалось добиться ввода в 2018 г. двух долгостроев – в Москве и Санкт-Петербурге. Правда есть основания считать, что в Москве эта проблема будет решена в этом году и вроде появились подвижки и Санкт-Петербурга. Также велась работа по защите от выселения людей, занимающих разного типа квартиры – как построенные по инвестиционным проектам, так и имеющих статус служебных и не очень понятного статуса. Насколько нам известно, пока людей удается защищать.
- ЖСК. 
Комиссия вела  большую информационную работу, во многом благодаря которой в наших организациях разворачивается работа по созданию ЖСК. Сейчас реальны успехи в этом направлении не только в Новосибирске, но и в Красноярске (введен дом) и Томске (будут введены 2 дома).
В 2019 г. работы у комиссии, скорее всего, прибавится. Будет готовиться новая программа строительства служебного жилья, возможны подвижки в решении проблем людей длительное время занимающих жилье разного статуса, явно активизируется работа по созданию ЖСК, надо добивать ситуацию с удешевлением стоимости общежитий для аспирантов .
3.2. Организационная, планово-бюджетная комиссии.
Эти две комиссии обеспечивали работу нашего руководящих органов нашего профсоюза (заседаний Президиума, Центрального Совета, Съезда) в организационном плане. В том, что мы всегда в 2018 г. успевали своевременно завершать работу этих  коллегиальных органов руководства  нашего профсоюза - огромный вклад этих комиссий. Организационная комиссия внесла так же большой вклад в разработку проектов МОС и Устава  и анализ коллективных  договоров.
3.3. Международная комиссия.
Вела свою стандартную работу по взаимодействию с  ВФНР.  Было заключено соглашение с профсоюзом работников Академии Наук Азербайджана.
3.4. Информационная комиссия.
Информационная комиссия, активно и с моей точки зрения успешно освещала на нашем сайте, в социальных сетях, в СМИ нашу работу практически по всем направлениям. Необходимо подчеркнуть, что в наших пресс-конференциях стало участвовать большее количество представителей СМИ, наши действия имели существенно большую освещенность в прессе, чем в предыдущие годы. Комиссия внесла большой вклад в решение задач перечисленных в первом параграфе данного отчета.
Комиссия постоянно пытается переломить ситуацию с недостаточной активностью в работе нашей внутренней сети информации.  К работе сейчас подтягивается молодежь, ищутся новые формы освещения нашей работы. К сожалению, многие ее начинания стоят на месте из-за того, что значительная  часть профсоюзного актива пассивна  в этой части нашей работы.
По моему мнению, информационная комиссия видит какие задачи ей надо решать в 2019 г. и видит пути их решения. Однако без активного участия в этой работе руководителей профсоюза всех рангов (включая Председателя профсоюза) ей будет сложно реализовать свои замыслы.

3.5. Молодежная комиссия.
В текущем году молодежная комиссия, безусловно, активизировала свою работу. Было организовано несколько семинаров, встреч, конференций с молодыми ученым (совместно со СМУ). Начался хоть какой-то диалог с молодежью. Существенную роль играет использование возможностей нашей жилищной комиссии, проводящей большую работу по разъяснению и поддержке молодых ученых при оформлении документов на получение жилищных сертификатов.  В результате мы хотя бы стали получать позицию, требования от молодых ученых. Была разработана Концепция молодежной политики профсоюза и план ее реализации. Теперь надо пытаться его реализовать.
3.6. Работа по охране труда в институтах.
Эта работа ведется в профсоюзе главным техническим инспектором труда Профсоюза. К сожалению, в функции ФАНО России эта работа по этому направлению не входила. Поэтому профсоюзу приходилось хоть частично брать ее на себя. В 2018 г. был проведен анализ сведений о финансировании мероприятий по охране труда, обеспечению безопасности труда и затратах по предоставлению компенсаций работникам за работу во вредных и (или) опасных условиях труда, поступивших в наш адрес из ФАНО России, более чем из 50 научных организаций.
- организовано проведение обучения по охране труда руководителей и специалистов (около 100 человек).
- подготовлено и направлено письмо председателю Правительства Российской Федерации Д.А. Медведеву о целесообразности создания Отдела охраны труда в структуре Минобрнауки России для обеспечения координации работы по охране труда в рамках отрасли. Отдел охраны труда в Министерстве создан. Будем надеяться, что в 2019 г. этой работой будет заниматься не только Профсоюз.

4. Наши акции.

Профсоюз в 2018 г. проводил свои обычные мероприятия в формате конференций – «стандартное» давно получившее всероссийский статус Поволжье (происходило совместно с молодежью в Черноголовке и Пущино) и конференцию, посвященную столетию образования ФТИ в Санкт-Петербурге. Обе они прошли успешно с участием большого количества молодых ученых.
Массовая акция  протеста была проведена осенью и была направлена на ликвидацию дисбалансов в зарплате между регионами  и между научными и ненаучными сотрудниками. Активность была невысокой, реальные акции прошли в виде пикетов в Н. Новгороде, Томске, Владивостоке. Перелома достигнуть не удалось, однако она безусловно была полезной и, наверное, благодаря во многом ее проведению удалось не только сохранить выделенное в 2017 г. финансирование по гос.заданию, но и несколько его увеличить.
Причина слабой активности, наверное, все-таки в том, что серьезного недовольства людей ситуацией не было. Зарплаты практически везде все-таки повысились. Перевод на неполный рабочий день при сохранении и даже увеличении зарплаты на самом-то деле серьезных проблем не создавал. Обида что в Москве и Питере люди получают больше, наверное, пока не тот стимул, который вывел бы людей на улицы. Акции проводились там, где были сильные профсоюзные организации и где они максимально активно агитировали людей.
Наверное, нам надо очень аккуратно подходить к проведению массовых акций протеста и учитывать при этом позицию большинства членов Профсоюза, а не только небольшой группы активных по разным причинам людей.   

 

Председатель  Профсоюза                                                В.П. Калинушкин

 



Отчёты КРК
Отчёты комиссий
Отчёты организаций
Отчёты наградного отдела
 
Отчеты о работе Центрального Совета профсоюза